previous next Простая история  

Селивановка-1899:
бедные осилили богатых, арбузное царство, осиротевшее имение Конькова

«Приазовский край» №198, пятница, 30 июля 1899 года.
И. Тимощенков.

 


 

По области.
Из поездки по Донецкому округу.
XVII.
Волость Селивановская.

Селивановская волость находится на окраине округа, в верховьях реки Березовой. Это местность глухая и населенная сравнительно еще редко, почему здешние крестьяне в хозяйственном отношении чувствуют себя пока вполне благополучно. Правда, все окружные владельцы и арендаторы частных земель подесятинно не отдают крестьянам в аренду земли за деньги, а отдают ее лишь в копны, и рядом с пятью крестьянскими поселениями расположилось уже на купленной земле три товарищества пришедших издалека крестьян (одно товарищество, например, пришло сюда из Каменец-подольской губернии), но местные обыватели-крестьяне имеют еще возможность арендовать около десятка больших и малых земельных участков у не живущих здесь владельцев, а кто не желает закабалиться, к местным землевладельцам в скопщину, те арендуют землю подесятинно и за деньги у граждан Милютинской станицы, юрт которой расположен недалеко от крестьянских поселений Селивановки.

Подесятинно земля берется в аренду крестьянами между собою и у казаков Милютинской станцы, на год по цене от 1 руб. 50 к. до 3 руб. за десятину. Арендная цена одна, как на землю под распашку, так и на землю под сенокос. Многие из крестьян гулевой домашний скот для пастьбы на летнее время отгоняют на казачьи степи. В таком случае платят за попас рогатого скота по 1 руб. 50 коп. и по 1 гарнцу хлеба со штуки за все лето, за овцу 50 коп. и гарнец хлеба. Пастух бывает от хозяина земли.

При освобождении от крепостной зависимости, здешние крестьяне получили полный надел, именно по 3 1/2 десятины удобной земли, да на душу оказывалось в то время при наделе 5 квадр. саж. неудобных угодий. Теперь же исчисляется на ревизскую душу удобной земли 3 дес. 600 кв. саж. и неудобной 605 кв. саж. Землю эту крестьяне приобрели от помещиков с помощью казны и теперь оплачивают ее.

До последних лет все крестьянские общества надельную землю свою сохраняли и берегли по отношению к ея плодородию. Они держали ее всю под попасом скота и только около 5-й части в каждом наделе ежегодно разделяли на арбузные бахчи, полагая на душу по 15 саж. в ширину и около 100 саж. в длину (1500 квадр. саж.); на другой год эту землю засевали рожью, а на арбузы отводили и разделяли другие частички наделов. Выходило так, что крестьяне на своих наделах вели хозяйство по 4-х или 5-ти польной системе. Но при этом при всех обществах собственников были нелады и постоянные споры бедных с богатыми. Богатые настаивали, чтобы вся надельная земля была под толокою и чтобы из нее можно было брать ежегодно частями целинную землю или твердую залежь для посева арбузов; бедные же из собственников считали себя обиженными таким порядком, так как они или вовсе не имели и не имеют скота, или имеют его понемногу, а между тем пахотную землю себе принуждены нанимать на стороне за последние деньги, тогда как собственные наделы их остаются свободными и под попасом скота преимущественно состоятельных людей, и они всеми силами стремились разделить надельную землю на паи всю и пахать ее под хлеб. Борьба эта тянулась многие годы; наконец, только последние 3-4 года в некоторых общинах бедные осилили богатых и наделы стали делиться под посев хлеба. Дается обыкновенно на каждую душу по полторы и более десятины пахотной земли. Другие общины еще держатся старых порядков, т.е. держат свою надельную землю под попасом скота, бахчами и рожью, которую всегда сеют наволоком после арбузов.

Местные землевладельцы, занимающиеся сами хозяйством, отдают подесятинно землю крестьянам под посев хлеба, как выше замечено, только из копны; за деньги же некоторые охотно отдают только под посев арбузов на один год, с тем, чтобы на другой год, после арбузов, земля была их, землевладельцев, для посева на ней хлеба. При этом аренды за землю берется по 20 коп. за каждую сажень полосы на 100 саж. длинною, так что десятина обходится крестьянам в 4 руб. 80 коп. Несмотря на такую высокую цену, есть крестьянские семьи, берущие у помещиков под арбузы по десятине, по две, но большинство берут 5-10 сажен и до полудесятины.

Из копны берут крестьяне землю у владельцев на таких условиях: если сеют рожь, то владельцу земли 3-ю копну; пшеницу же, ячмень и другие хлеба сеют с 4-й копны, а иногда раз с 4-й и раз с 3-й. Траву на сено косят пополам. При этом копны, доставшиеся на долю помещика, крестьянин должен и свезти с поля, куда владелец укажет.

Район Селивановской волости более всего замечателен необыкновенно обильным произрастанием в нем арбузов. Грунт земли здесь по большей части песчаный с черноземом, а супесковатый чернозем, как известно, самая удобная почва для арбузов, картофеля и других подобных овощей. Есть места, на которых арбузы родятся хорошо всегда, даже в самые неурожайные годы. Обыкновенно крестьяне делают так: по вспаханной земле сеют арбузы, потом наволоком рожь, а на 3-й год опять арбузы, и такая плодопеременность нисколько не истощает землю в течение многих лет.

«Арбузность» слоб. Селивановки просто может привести в удивление всякого, попавшего сюда со стороны. Нигде во всей донской области мне не приходилось встречать такого обилия этого овоща. В урожайные годы даже бедные крестьянские семьи набирают арбузов сотни возов, в состоятельных же дворах бывают завалены им все хлевы, сараи, а у некоторых даже половина скотских базов наравне с плетнями. Удивительнее всего то, что арбузы здесь не идут ни в какой сбыт, и крестьяне производят их в таких массах собственно для себя. Огромное количество их они употребляют в свежем виде, а еще больше обращают в особый арбузный консерв, называемый медом нардеком. Нардек крестьяне из арбузов варят, и для этого в каждом дворе имеются особые широкие и плоскодонные чугунные котлы, для которых печи устраивают на вольном воздухе, в ярах, около реки, и топят соломой. Состоятельные семьи имеют котлов для варки меду по нескольку штук и наваривают этого продукта по 20 и более ведер. Чем больше варят нардека, тем он выше достоинством: гуще, черней, много лет не портится, ни при каких сильных морозах зимой не мерзнет. Ведро хорошего нардека наваривается только из 2-х–3-х возов арбузов. По сварке, нардек сливают в боченки или поливанные горшки, плотно закупоривают и оставляют в прок. Некоторые семьи имеют для сохранения нардека особые кувшины, с узкими горлами, величиною в ведро, полтора и два ведра, которые по наполнении накрываются деревянными кружками и завязываются бумагой и лоскутами. В боченках и баклагах мед едят сейчас по наступлении осени, в горшках же и кувшинах берегут его на случай неурожая арбузов, в течении 2-х, 3-х и более лет, сколько хозяйке заблагорассудится (обыкновенно делом этим заведуют хохлушки). Говорят, что хорошо сваренный арбузный мед и слитый в глиняную посуду сохраняется десятки лет. Он боится только жаркого летнего времени, почему его для сохранения на много лет зарывают в закрома с зерновым хлебом, в котором и в самую жаркую пору года сохраняется некоторая прохлада. Некоторые держат горшки с медом зиму в холодных нетопленных клетях и амбарах, а лето в погребах и ледниках.

Для селивановцев арбузы, кажется, важнее насущного хлеба. Если бы их лишить как-нибудь арбузов и их экстракта, сладкого нардека, то они, можно думать, все зачахли бы. Зимою дома, весной во время пахоты, летом в косовицу и все полевые работы нардек для крестьян любимейшая пища.

Казенные, земские и мирские платежи оказываются не тяжелыми для здешних крестьян, и недоимок за волостью по всем этим платежам в последней половине 1898 г. не было никаких. Платят же крестьяне в год от всей волости 2519 р. 36 коп. Кроме того, мирских на содержание волостного управления берется с тягловой души (от 18-ти до 60 лет) по 1 руб. и на содержание сельского управления по 35-50 коп. с души. Крестьяне имеют доходные статьи: за сдачу двух питейных заведений – в самой слоб. Селивановке получают 650 руб. и в поселке Варлаамове 50 руб. Кроме того берется в общественный доход плата за усадьбы со своих безземельных крестьян и с лиц иногородних. С своих берется плата от 3-х до 10-ти руб., с иногородних же побор этот достигает 15 руб. Размер платежа определяется обществом, смотря по состоянию жильца. Имеющий скотину платит меньше, а не имеющий – больше. Все эти доходы идут на погашение выкупных, земских и других платежей, а чего не достает, то раскладывается уже на ревизские и тягловые души.

К началу 1898 года в волости считалось: дворов 348, жителей муж. п. 2157 и женск. п. 2398, лошадей 1028, рогатого скота 5141, овец простых 7012, овец тонкорунных 1400 (у землевладельца Варлаамова) и свиней 1267.

В волости существует две школы: мужская и женская, но открыты они всего два-три года тому назад. Поэтому, между крестьянами бросается в глаза безграмотность. Из общего числа 4555 душ населения обоего пола грамотных оказывается лишь 512 мужч. и 50 женщин, включая в это число грамотных дворян, мещан и других не крестьян, проживающих в районе волости.

Путешествующего по этим палестинам не может не интересовать судьба находящегося невдалеке от слободы, некогда весьма благоустроенного имения В. В. Конькова. Имение это состояло из 827 десятин плодороднейшей земли, прекраснейшего дома с садом и большой лесной рощи из дубов, верб и других лесных пород. По сложившимся в высшей степени неблагоприятно в предыдущие годы экономическим условиям, оно перешло через посредство банка от владельца своего к покупщику, крестьянину Больше-крепинской волости, Таганрог. округа, Шульге. Этот Шульга с жадностию набросился на осиротевшую усадьбу, – срубил весь лес, распахал все угодья, взял с земли все, что можно было, и... бросил ее. Старинная помещичья усадьба, заглохший и испорченный сад и выпашь земли попала после этого в руки вдовы войсков. старшины А. И. Карповой, которая никак уже не могла думать о приведении в порядок и благоустроенный вид разоренного в конец имения, так как получала с земли доходу всего около 800 руб., в банке же платила проц. 1600 руб. в год. И она очень рада была, когда к ней явились выборные от одного крестьянского общества Каменец-подольской губернии и согласились приобрести имение с принятием на себя банковского долга и приплатою владелице наличными 15 тыс. руб. Теперь владеют усадьбою и землею подольцы, платят в банк проц. по 3 р. 60 к. с десятины, но едва ли удержат за собою землю, так как она истощена до крайности.

И. Тимощенков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

Besucherzahler meet and chat with beautiful russian girls
счетчик для сайта