previous next Простая история  

Маньковская церковь, вновь обретённая

 

 

«Ныне существующая в слободе Маньково-Березовой каменная церковь во имя св. преподобномученицы Евдокии, с приделом с правой стороны во имя св. Николая, Мир-Ликийского чудотворца, построена в 1875 году на месте прежней деревянной, пришедшей к тому времени в ветхость.»
Часовни, церкви и монастыри на Дону от начала их появления до конца XIX века. /Лазарев А.Г., Кириллов А.А., Сокольский Э.А. Православное зодчество донского края [Текст] ред. А.Г. Лазарев – Ростов-на-Дону: ООО «Терра»- 2005.- 200 с./

Вполне заслуживающий доверия источник, в данном случае, несколько неправ.

Новую, кирпичную, церковь строили не «на месте прежней деревянной», а рядом; старая располагалась гораздо ближе к нынешнему маньковскому погосту (точное место – так, чтобы «прямо пальцем указать», – к сожалению, не знаю). Сейчас вот не могу ни вспомнить, ни найти точную дату открытия «прежней деревянной»; помню только слова маньковского краеведа Николая Ивановича Приходько (земля ему пухом): «через тридцать с лишком лет...» (это считая от 1760 года, от образования Маньковой и Селивановки). И ещё в голове крутится: то ли – 1789-й, то ли – 1798-й.

По-поводу «ветхости». Селивановская церковь, тоже большей частью деревянная (официально так числилась), – открылась в 1872 году, простояла более 60-ти лет и в середине 30-х годов следующего века, когда она сгорела от удара молнии, никто не считал её «ветхой». Более того, селивановская церковь считалась лучше, красивее, богаче и новее новой маньковской (об этом не раз слышал даже от маньковских старожилов).
В 1820 году Манькова насчитывала более трёх тысяч православных душ, и старая церковь уже никак не могла вмещать их даже по малым праздникам. Кроме того, дважды в год слобода проводила ярмарки: продавцы и покупатели тоже нуждались в... «духовном обслуживании». В те годы и «пошли разговоры» о строительстве новой церкви.

Пятьдесят лет «на разговоры» – это, конечно, много. Даже по нынешним временам. Но тому – «разговорам» – могут быть свои причины. Василий Иванович Маньков – основатель и попечитель Маньково-Берёзовской, Маньково-Калитвенской и прочих «маньков», весьма известный и влиятельный на рубеже 18-19 веков человек (всё-таки – старочеркасская казачья старшина) – к тому времени, похоже, «исчерпал свои ресурсы», возникли у него, говоря современным языком, «свои проблемы». К концу 19 века, как пишет Владимир Владимирович Богачёв в «Очерках географии Всевеликого Войска Донского», – «фамилия его пресеклась». Похоже и на то, что у его, в некотором роде, последователей – Грековых, Коньковых, тех же Богачёвых, на рубеже веков находившихся «под его крылом», – идея строительства новой церкви в Маньковой не скоро нашла поддержку...

Как бы то ни было, маньковский храм – самый старый из ныне действующих и в Милютинском районе, и на всей речке Берёзовой, его же деревянный предшественник, вполне вероятно, был самым первым православным храмом в округе. Хотя... не надо забывать и о старообрядцах.

Заглавная фотография – осень 1988 года, церковь всё ещё в роли склада колхоза «Знамя колхозника». Кладовщица, щёлкнув дужкой замка и распахвув скрипучую дверь, куда-то ушла. Из темноты, со стен и потолка, на меня хмуро взирали лики святых. «Возвращение блудного сына» и Архангела Михаила можно узнать и сейчас (перед открытием церковь слегка привели в порядок: не только убрали с крыши деревья, но и изнутри хорошенько помыли из пожарной машины – штукатурка через несколько дней стала осыпаться).

Чёрно-белые «контрольки» – собственно само открытие и связанный с ним крестный ход. Видно, что деревья с крыши церкви убрали (где-то у меня есть негатив и с деревьями, пока не нашёл). Небольшого роста старушка, рядом с «батюшками», – идейный вдохновитель маньковских православных и главный закопёрщик в деле открытия храма. Конечно, без помощи кохоза было бы непросто. Его председатель и первый церковный староста, Алексей Романович Ковалёв, есть на кадрах крестного хода, во втором ряду.

Цветные фотографии – так сказать, сегодняшний день.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

слобода Маньково-Берёзовская, 1988-2014 гг.

И ещё – на заметку.


Часовни, церкви и монастыри на Дону от начала их появления до конца XIX века. /Лазарев А.Г., Кириллов А.А., Сокольский Э.А. Православное зодчество донского края [Текст] ред. А.Г. Лазарев – Ростов-на-Дону: ООО «Терра»- 2005.- 200 с./

В хут. Терновом, Милютинской ст., Вознесенская деревянная церковь построена в 1872 г., колокольня при ней устроена в 1885 году, а до этого колокола висели на 2 столбах.

В хуторе Диевом, Чернышевской станицы, Свято-Духовская деревянная церковь построена в 1896 г.; она - единоверческая. В хуторе Обливском той же станицы церковь во имя святителя и чудотворца Николая сооружена в 1868 г., зданием деревянная. В хуторе Паршине Чернышевской же станицы имеется Иоанно-Продтеченская церковь деревянная с 1885 года.

В хуторе Верхне-Бузиновском, Сиротинской станицы, Троицкая деревянная церковь построена в 1870 году; при церкви открыто земское при­ходское училище в 1878 году.

С 1872 г. в хут. Верхне-Чирском существовал молитвенный дом, замененный чрез 7 лет деревянною Рождество-Богородицкою церковью. В 1901 г. эта церковь была перестроена и сделана трехпрестольною: главный престол оставлен был по-прежнему Рождество-Богородицким, а придельные посвящены - один святителю и чудотворцу Николаю, другой в. - муч. Параскеве. Сельским приходским училищем хутор обзавелся в 1876 году.

Таким образом, по донским хуторам имеется 190 церквей; из них деревянных 173, каменных 10, смешанной постройки 5, деревянных, но обложенных кирпичом 2 и единоверческих 10; кроме того, молитвенных домов - православных 4 и единоверческих 3, всего 7. Что касается церквей поселковых, то значительное число их устроено в двух только округах - Таганрогском и Донецком: в первом церквей числится 34, в последнем 36, в остальных округах поселковых церквей очень немного.

Донецкий округ самый значительный по числу поселковых церквей из всех округов области.

В поселке Богданно-Киевском в 1897 г. была сооружена деревянная церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы на средства жены войскового старшины Евдокии Феодоровны Поляковой. Каменная церковь в поселке Тиховско-Журавском во имя Божьей Матери «всех скорбящих Радости» построена в 1871 г. на средства помещика Федора Федоровича Барабанщикова.

Греково-Степановская волость имеет два поселка с каменными церквями: Алексеево-Лазовский, в котором церковь во имя Архангела Гавриила с приделом, посвященным св. Алексею, человеку Божию, устроена в 1889 г., и Ольховчик, в котором Преображенская церковь существует с 1874 г.; при ней только нет колокольни.

Другая Вознесенская церковь в поселке Ольховом Роге, Терновской волости, принадлежит к числу сравнительно старых церквей, так как устроена в 1842 г., зданием деревянная.

В 1858 г. полковник Павел Николаевич Иловайский устроил в поселке Поповском (Иловайском), на свои средства, каменную церковь во имя святителя и чудотворца Николая. Колокольня стоит отдельно от церкви на столбах.

А в поселке Усть-Мечетном Успенская церковь существует с 1880 г. Зданием она каменная, тесна.

Поселок Степаново-Свечников, Маньково-Березовой волости, с 1877 г. имеет деревянную Александро-Невскую однопрестольную церковь.

В поселке Селивановом, Селивановской волости, Покровская церковь существует с 1872 г.; она деревянная, однопрестольная.

Деревянная же церковь во имя св. благоверного князя Александра Невского имеется с 1807 г. в поселке Верхне-Свечниковом, Поляково-Нагольнинской волости.

В поселке Колушкином, Ефремово-Степановской волости, построена в 1881 г. кирпичная Иоанно-Богословская церковь. В поселке Греково-Николаевском, Шалаевской волости, Троицкая деревянная церковь существует с 1886 г.

В Большинской волости поселки Марьевско-Процыков и Ильинский-Греков имеют церкви, первый - каменную, с 1831 г., во имя св. в. - муч. Георгия Победоносца; верх церкви и колокольня деревянные; второй - каменную же однопрестольную в честь Вознесения Господня. Эта церковь, существовавшая с 1878 г., по сооружении в 1886 г. новой, в то же наименование, церкви обращена в церковно-приходскую школу.


Сергей Зеньковский. РУССКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО. Духовные движения семнадцатого века.

По всей вероятности, по этой же причине старообрядческая проповедь имела значительный успех и на юго-восточ­ной окраине России, на Средней и Нижней, тогда еще почти пустынной, Волге, в Астрахани и особенно на Дону, куда тоже уходили свободолюбивые элементы, не уживавшиеся в Московском царстве. Правда, после восстания Стеньки Разина, 29 августа 1671 года донские казаки впервые принесли присягу на верность царю, но новые правила все же сохраняли за ними автономию, урезанную главным образом в вопросах внешних сношений Дона. Кроме того донское казачество обязалось выдавать государственных преступников и этим как бы признало право Москвы на контроль донской территории. Старшины и домовитые казаки стояли за порядок и более тесное сотрудничество с Москвой. Менее обеспеченные низшие слои казачества, состоявшие из недавно пришедших на Дон семейств, были настроены более свобо­долюбиво и даже анархически и среди них, особенно в северных районах донской казачьей территории, было немало сторонников старой веры, или, вернее, противников нового обряда и более тесного контроля Москвы над донскими приходами.

Кто были первыми проповедниками старого обряда на Дону, точно не известно, но можно предполагать, что среди них уже в 1666-1667 годах был сам старец Корнилий и, возможно, даже игумен Досифей. Поскольку Корнилий был сопустынником пустозерца Епифания, то не исключена возможность, что связь пустозерцев с Доном наладилась именно благодаря ему. Недаром дьякон Феодор писал, что в 1670 году полуголова Елагин обвинял пустозерских сидельцев в связи с донскими казаками и заявлял, что пустозерские узники «писания писали на Дон к казакам и весь мир восколебали». Во всяком случае, «казнь» Епифания, Феодора и Лазаря в 1670 году, когда Елагин приказал отрезать им языки и руки, была результатом сношений Аввакума и его сотоварищей с вольным Доном.

В 1672 году на притоке Дона, реке Чире, пришедший с севера с десятью единомышленниками, старообрядцами-монахами, черный священник Иов Тимофеев основал небольшой монастырь. Эти монахи поддерживали связь с пустозерским «центром». Во второй половине семидесятых годов эта старообрядческая обитель насчитывала уже более двухсот иноков и инокинь и была главным центром сопротивления новому обряду на Дону. Другие старообрядческие скиты образовались по северным притокам Дона, рекам Хопру, Медведице, Цимле, Донцу и другим рекам и речкам. Связь с Москвой, Пустозерском и другими центрами старообрядчества поддерживалась странствующими монахами, как например неким Дорофеем, постриженным в иноки в Ярославле, самим игуменом Досифеем и другими. Дорофей в частности был в связи с участниками старообрядческого московского мятежа 1682 года. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

Besucherzahler meet and chat with beautiful russian girls
счетчик для сайта