степь

река

дорога

трава

столбы

зима

весна

ветер

корни

дикий мир

памятники

мельница

Раздоры

Cтарочеркасск

Новочеркасск

Каменный:
может быть, нет в том ничего удивительного...


В междуречье степных речек Берёзовой и Гнилой, несколько выше среднего их течения, на востоке Милютинского района, есть посёлок Доброполье. А если проще сказать – совхоз «Каменный». Название, согласитесь, совсем нетипичное. То ли дело – «Авангард» (по-народному – «Уругвай»: «Мы поедем в Уругвай») или, скажем, «Заря революции» (просто «Заря»: «В «Заре» на прошлой неделе, за садом, трёх сомов поймали!»), или «Имени XXII партсъезда» («40 лет без урожая»)!

Видно, в силу своей исторической малограмотности и сложившегося мнения местных знатоков истории я думал, что название «Каменный» дали совхозу в период его образования по одной причине: хозяйственные постройки, амбары, склады да и некоторые дома делали из камня.
Может быть, нет в том ничего удивительного, но в нашем краю камень в качестве строительного материала – из-за «полного наличия отсутствия» – дело редкое и... дорогое.

Во времена становления колхозов и совхозов, в конце 20-х – начале 30-х годов такого недавнего, но теперь уже прошлого века, основное жильё и хозпостройки – глинобитные: два плетня, промежуток между ними забит глиной и соломой. В лучшем случае – саманные хаты и курени (у «хохлов» – хаты, у «казаков» – курени, различий в «архитектуре»... практически нет). А вот совхоз «Светоч» – здесь склады и амбары деревянные. Строили их в начале 30-х «гастарбайтеры»-американцы. Да, во времена «Великой депрессии» вполне было выгодным добираться через океан, и в «Светоч» тоже, на заработки. Делали, надо сказать, на совесть: амбары стоят до сих пор, и в ворота свободно проходит «Камаз» (интересно, откуда они знали, что у нас со временем будут такие машины?). Ставили подобные сельхозсооружения в то время и в известном сальском совхозе «Гигант», но хочу отметить: земли «Светоча» занимали большую площадь, чем «Гиганта».


...В поисках материальных следов Аланского шляха как-то вдруг осознал: есть место от моей Селивановки совсем неудалённое, но которое я совсем не помню – по причине того, что был я там всего раз да и то в пятилетнем возрасте.

Грейдер Боковская – Селивановская – Морозовск когда-то (и 40, и 140 лет тому назад) был важным транспортным путём. Некоторые его участки и до сих пор – вполне наезженные дороги.

Как известно, сейчас у Сухого пруда накатанная дорога по грейдеру заканчивается: со временем сменились приоритеты, в Морозовск этим просёлком уже никто не ездит, сегодня проезжие дороги ведут в основном в «Каменный». Мне же надо было проехать строго по остаткам грейдера от Сухого через Бирючью балку до Гнилой. Но увидеть здесь то, что увидел, никак не ожидал. Более того: здесь этого быть не должно.

Участок грейдера от Селивановки до Сухого пруда – сегодня вполне наезженная дорога. За Сухим – картина несколько иная: грейдер до поворота на «Каменный» зарос карагачем, пролезть иногда можно только «пешим строем». Нормальнаядорога начинается только за остатками первой фермы «Каменного». Камней здесь быть не должно бы...


Всякий знает: земли «Каменнного», да и соседа его, колхоза «Красное знамя» – отличные чернозёмы. Но здесь вдруг чернозём переходит в суглинок и песок.
Сразу видно – балка старая, внешне – даже не балка, а довольно обширная впадина. Южный склон покруче, северный – довольно пологий. Дно разрезано неглубоким яром, через который, выбрав место, осторожненько можно и переехать. Там и сям разбросаны норы байбаков (с каждым годом их у нас, слава Богу, всё больше). Старая дорога (сам грейдер) идёт прямо, через балку. Та, что посвежее – забирает влево, к Доброполью.
А на развилке – камни, камни, камни...


Всё здесь давно было перерыто и заросло типчаками и ковылём. Явно видно: камень здесь брали, но взяли то, что поднять можно на руках. Вот яма, размером с фундамент приличного дома, на дне её – каменная плита. Думаю так: камни поменьше – забрали, добравшись до плиты – начали рыть рядом. Иные камни вздыблены, нагромаждены друг на друга – что же за великан здесь поработал?

Вот лисья нора, рядом – вытоптанная площадка (лисята здесь резвились!).

Поднявшись на верхнюю точку, вижу рядом, метров 100 на запад, такую же «каменоломню», но поменьше. На востоке, подальше, около километра, у лесополосы – ещё одна «каменоломня».

Издали она больше похожа на руины какого-то грандиозного сооружения, взорванного неведомой силой. Да и вблизи это выглядит кучей громадных камней, в беспорядке сваленных друг на друга и засыпанных песком. Если же попытаться как-то по-другому описать внешний вид: что-то как бы снизу подняло, взломало камни, некоторые плиты поставило почти вертикально, другие вообще вытолкало на поверхность…

Вот под плитой – чья-то нора. Рядом, на склоне балки – волчье логово. Да и не удивительно: рядом – балка Бирючья.

Лисья нора. Волчье логово. Ещё одна нора, кем-то явно хорошо обжитая. Ящерица прыткая – пожалуй, самый многочисленный, за исключением, конечно, насекомых, представитель дикого мира Бирючьей балки.


…Нечто подобное я раньше видел только на Каменном бугре, что за Кучугурами, под Россошью Кашарского района. Сорок лет назад бугор тот действительно был каменным (тоже песчаник и кварцит), ну а сегодня камней на поверхности практически не осталось.

Каменный бугор в Кашарском районе. Камни из основания разрушенной в 30-е годы прошлого века селивановской церкви.
На старых, давно заброшенных кладбищах, кое-где ещё сохранились каменные надгробья.
Эти каменные вальцы, внеше похожие на гигантские шестерни, когда-то использовались для обмолота хлеба.
Каменный амбар «Каменного». Вид на Доброполье с юга, через Бирючью балку.
Столбы электролинии идут по-над старым грейдером. Обширная балка когда-то была перегорожена плотиной. Был пруд, служивший водопоем для совхозного скота, и круглосуточно работал насос, качал воду из артезианской скважины – чтобы пруд никогда не пересыхал.
Сейчас плотину восстановили.
За балкой грейдер снова становится хорошо накатанной степной дорогой.


P.S. Недавно узнал: да, на некоторые постройки Доброполья камни брали отсюда. Более того, они служили строительным материалом и для селивановской церкви (открылась в 1872 году, разрушена в 1934-35). На старых, давно заброшенных кладбищах, некоторые надгробья – точнее, их остатки – тоже из похожего камня.

     
     

© 2004-2010 Сергей Харичев



Besucherzahler meet and chat with beautiful russian girls
счетчик для сайта